Авторизация

Email
Пароль
11 мая 2015
Максим Журило: «Дело не в деле, а в отношении к делу»

 

Максим Журило — основатель крупнейшей в России школы бега для любителей I LOVE RUNNING, школы плавания I LOVE SWIMMING, велошколы I LOVE CYCLING. Максим пробежал крупнейшие марафоны мира, трижды преодолел дистанцию IRONMAN*. Первым из россиян вплавь преодолел Гибралтарский пролив.

О том, какие еще дистанции в планах, как спорт меняет отношение к целям и о внутренней кухне I LOVE RUNNING Максим рассказал в интервью к форуму «Бизнес и Жизнь: Перезагрузка», где он выступит 30 мая.

 

Беседовал Александр Базанов

 

Александр Базанов: Максим, тема нашего форума – «Бизнес и Жизнь: Перезагрузка». Несколько лет назад ты в своей жизни такую перезагрузку сделал, когда начал активно заниматься спортом. Расскажи, как, почему и зачем?

 

Максим Журило: Почему? Я хотел изменить то, что меня не устраивало. А зачем – просто хотел попробовать что-то новое, чего я не делал в своей жизни. Мне это очень нравится – пробовать новые вещи. И вот начать заниматься спортом во взрослой жизни – это была для меня достаточно новая штука. Важно понять дефиницию спорта, что это такое. Мы как-то делали встречу с главным тренером российской сборной по триатлону Дмитрием Будковым, и он в кулуарах спросил: «О чем вообще рассказывать?» Я говорю: «Расскажите про спорт, вы всю жизнь в спорте». Он такой: «А ты вообще знаешь, что такое спорт? Знаешь, чем спорт от физкультуры отличается?» Я задумался. А он опередил меня с ответом: «Я тебе скажу: в спорте всегда есть цель, а в физкультуре ее нет».

 

АБ: Здоровье – это не цель?

 

МЖ: Здоровье – это не цель, это идея. А цель – это несколько иная материя. Цель – это очень конкретная вещь. И я тогда задумался: ведь правда, любой спортсмен и является спортсменом благодаря наличию цели. Если ты задаешь вопрос – какая у тебя цель, то у спортсмена всегда есть ответ: «Я сейчас готовлюсь к чемпионату России». Или «Мне в этом году важно попасть в сборную». Или «Для меня главный старт – это чемпионат Европы». И так далее. Тогда я понял, что, похоже, я занимаюсь спортом. Это тоже была несколько новая штука в моей жизни – постановка ясных, четких, ограниченных по времени целей. Я вроде бы делал это в работе, я вроде бы делал это с деньгами, но я никогда не делал такого со своим телом. Это был некоторый эксперимент, некоторая перезагрузка в моей жизни. Уже давно, в 2008 году. И с тех пор я не могу остановиться. Я могу делать паузы иногда, но потом ловлю себя на том, что такой образ жизни, когда у меня есть цели, когда мне есть ради чего вставать рано, когда мне есть ради чего давать своему телу и духу нагрузку, — мне такой образ жизни больше нравится.

 

АБ: В одном из интервью ты говорил, что после первого марафона в Нью-Йорке у тебя сильно изменилось отношение к целям и к своему слову. Поясни.

 

МЖ: Я могу это прокомментировать одной фразой. В Америке есть такой эпический тренер по бейсболу Йоги Берра. У него есть одна фраза, которая мне чертовски нравится: «В теории нет разницы между теорией и практикой, а на практике она есть». Это о том, что когда люди сидят на диване и смотрят футбол, то они думают, что нет ничего сложного – забить мяч с одиннадцати метров, и вот как же он не забил? В этой теории мы живем. А вот если этот парень, который сидит и смотрит футбол, на поле выйдет… Ты попробуй, выйди на поле, во-первых, – выйди вообще, чтобы тебя пустили. А во-вторых, попробуй забей. То есть на практике разница колоссальная. И вот если говорить о целях и о слове. В теории я прекрасно знал, что нужны цели, что цели должны быть SMART*, что все должно быть правильно и четко. Я слышал это миллион раз на умных тренингах. Я даже мог это объяснить другим. Но на практике… И по поводу слова то же самое. Я знал, что слово, обещание – это круто, это работает. Но это опять же была некоторая теория. А практика наступила тогда, когда в 2008 году я всем своим коллегам пообещал, что пробегу марафон в Нью-Йорке, а потом получилось, что лотерею на участие в марафоне я не выиграл. Компания, которая пообещала, что меня туда пристроит, не пристроила, через какие-то знакомства не получилось… И в итоге я понял, что на одной чаше весов мое слово, а на другой – оправдания о том, что туда сложно попасть. И опять же я вспомнил Йоги Берру, и я все-таки стал искать способ. А когда я финишировал, то, посмотрев назад, понял, что это был очень интересный год в моей жизни. Год некоторой перезагрузки.

Еще у меня была такая «телега», что я сова и не могу рано проснуться. А тут, когда есть цель – марафон, и я понимаю, что вечером буду занят, а в девять мне надо уже быть на работе, и единственная возможность – это встать в шесть и побегать … То я плавно превратился из совы в не сову.

 

АБ: Я помню, что когда я готовился к своему первому марафону, то это казалось просто гигантской целью, второй марафон даже не сравнишь. Наверно, у тебя были такие же ощущения. Скажи, а какие большие цели перед тобой сейчас?

 

МЖ: Могу сказать по своему не большому, но все-таки опыту, что цели не кончаются.

 

Если кто-то из наших зрителей думает «сейчас я все сделаю, а за горизонтом ничего нет – и как же я буду жить дальше», поверьте, за горизонтом вы увидите то, чего вы не видите сейчас. 

Я это проходил каждый год. Например, когда к IRONMAN готовился, мне казалось, что это вообще за гранью добра и зла. Но вот в 2012 году мы с группой товарищей сделали IRONMAN, и открылись сразу какие-то новые горизонты, которых до этого я просто не видел. В этом году я делаю NORDMAN – это северный IRONMAN в Норвегии. Он входит в 50 самых сложных гонок на выносливость. Это тяжелая дистанция. Во-первых, это IRONMAN, что уже само по себе непросто. Во-вторых, в экстремальных  погодных условиях: плавание во фьорде, в очень холодной воде, потом велоэтап, и потом бег в гору с финишем на вершине. Такое серьезное испытание. Мне оно очень нравится, и это абсолютно новый формат. Если раньше мне нравились массовые мероприятия, то в NORDMAN участвует всего 240 человек.

 

АБ: То есть когда группа растянется, даже видеть не будешь никого?

 

МЖ: Да. Более того, там нет никаких пунктов питания. У тебя должна быть группа поддержки на машине – это обязательное условие. Они должны тебя сопровождать, помогать, у них есть свои регламенты. То есть это еще и командное мероприятие. Мы втроем, штабом I LOVE RUNNING, едем. Вот такой большой challenge. Плюс мне нравится плавание, Гибралтар зародил эту тягу. Сейчас мы думаем над проливом Кука – это пролив между двумя островами Новой Зеландии. Ширина – 29 километров.

 

АБ: Когда собираетесь переплывать?

 

МЖ: В январе. Пока меня это все страшит. Но если не в этом январе, то через год. А если говорить не о спортивных целях, то мне нравится то, что мы делаем со своими проектами, вовлекая людей в активный образ жизни, в целеполагание, в открытие себя через эти цели. Планируем дальше продолжать это делать и как-то влиять на то, что происходит в нашей стране.

 

АБ: Ваша компания – это вообще очень вдохновляющая история, потому что у многих успешных людей возникает противоречие между бизнесом и остальной жизнью. Часто люди считают, что приходится жертвовать одним ради другого. Как бы вы посоветовали людям разрешать это противоречие?

 

МЖ: Ты знаешь, я бы вспомнил слова Ивана Маураха: «Если хочешь обосрать свою жизнь, сравни ее с жизнью соседа». Потому что у соседа всегда трава зеленее, жена красивее… А когда ты погружаешься в жизнь соседскую, оказывается, не все там так просто. У нас тоже. Может, со стороны выглядит, что это так легко и мы ничем не жертвуем.

 

АБ: Это выглядит существенно ближе к балансу, чем у многих других.

 

МЖ: Может быть, но я не уверен, что за счет самого дела.

 

Дело – это контент. Можно заниматься стройкой и быть в абсолютном балансе. А можно заниматься йогой и быть в абсолютном дисбалансе. Это не вопрос самого дела. Это вопрос человека, который это дело делает, или команды и их отношения. 

 

Потому что если говорить о контенте – о том, что внутри, то мне тоже много чем приходится жертвовать. Я раньше мог позволить себе больше тренироваться, как бы это удивительно ни было, чем сейчас, когда я занимаюсь спортивными проектами. Я никогда в жизни столько времени не проводил «на работе». Я живу здесь практически 24 на 7. Но мы с большим удовольствием этим занимаемся. Я правда считаю, что есть смысл в том, что мы делаем. Если человек живет с таким отношением, что «я вынужден жертвовать, и будь моя воля, я не делал бы этого», то есть большая вероятность, что что бы он ни делал в своей жизни, у него будет похожее отношение. Вероятность 80 процентов, что дело не в деле, а в отношении к делу. Есть, конечно, 20%, что дело в деле. Что надо поменять дело, и дело пойдет по-другому. Но мне кажется, что истина где-то в соотношении 80 на 20 в смысле причины.

 

АБ: Вы переворачиваете сейчас весь любительский спорт в России. Вы чувствуете сами, насколько велика волна интереса к любительскому спорту? И как ты думаешь, что будет дальше?

 

МЖ: Я думаю, что эту волну запустили мы. Когда мы три с половиной года назад сделали I LOVE RUNNING, ничего подобного не было. Почему мы, собственно, сделали I LOVE RUNNING? Потому что взрослому человеку, которому 30 лет и который решил пробежать марафон, некуда было пойти и получить какую-то комплексную экспертизу: по здоровью, по технике, как готовиться, как регистрироваться и т д. Мы это сделали – сначала для друзей. Потом волна пошла дальше. Очень большое влияние оказал Московский Марафон, который появился на следующий год. А еще до этого – Гром**. Причем, когда мы его делали, мало кто верил в бег. Я говорил: бег – это самая крутая тема, самая массовая, это основа всех основ. И сейчас мы это видим. Куда это будет идти? Я думаю, что это будет нарастать, как снежный ком, и постепенно приближаться к некоторому мировому уровню. Взять Норвегию с населением 5 миллионов человек: там 4,5 миллиона человек занимается спортом outdoor. К этому процентажу мы не придем никогда, но прийти, например, к паре миллионов людей, которые регулярно бегают, мы можем. И это уже создаст тектонические изменения.

Чем хорош спорт outdoor? Тем, что его видно. Когда люди бегают, другие видят это и начинают думать: а может, и я могу бегать. То же самое касается велоспорта, который является моей личной страстью. Мы запустили I LOVE CYCLING с глобальной идеей – создать велокультуру в России. Я вчера летел из Франкфурта и купил британский велосипедный журнал. В нем 150 страниц, и почти на каждой есть упоминание либо команды «Катюша», либо команды «Тинькофф». Это две российские команды, одни из самых крутых в Pro-Tour***. Я лечу, читаю и думаю: интересно, в России вообще сколько человек знает, что самые крутые команды в Pro-Tour – российские? Что у нас вообще люди знают про велоспорт? Хотя это крутейший спорт, и он очень подходит любителям. Даже если тебе 70 лет, и тебе врач запретил бегать, потому что у тебя колени слабые, ты можешь ездить на велосипеде.

 

АБ: Под завершение нашего разговора. Ты предложил для выступления на форуме тему «Дальше действовать будем мы». О чем это?

 

МЖ: У тебя форум связан с перезагрузкой и с созданием чего-то нового. А любые изменения возможны только тогда, когда человек действует. Поэтому все, кто хочет перезагрузиться, должны начать действовать. И цитата из песни Кино «Дальше действовать будем мы» подходит для таких людей. А почему мы? Ну а кто, если не мы.

 

АБ: С чем люди уйдут с твоего мастер-класса?

 

МЖ: Я вот сейчас его готовлю. Хочу сделать что-то новое, чего я еще никогда не делал, добавить несколько прикладных вещей. Я надеюсь, что люди уйдут с мастер-класса, во-первых, с некоторым зарядом энергии для того, чтобы дальше действовать, а второе – с некоторым ориентиром, куда эти действия направлять.

 

 

УЗНАТЬ БОЛЬШЕ О ФОРУМЕ И ЗАРЕГИСТРИРОВАТЬСЯ  МОЖНО ЗДЕСЬ

 

*IRONMAN – жесткое соревнование по триатлону. Включает три этапа без перерыва: заплыв на 2,4 мили (3,86 км), заезд на велосипеде на 112 миль (180,25 км) и забег на 26,2 мили (42,195 км).

 

**SMART – аббревиатура, используемая в менеджменте и проектном управлении для определения целей и постановки задач. Цель SMART – это конкретная, измеримая, достижимая, актуальная и ограниченная по времени цель.

 

***Гром – полумарафон «Осенний гром», впервые проведенный в 2010 году в Москве.

 

**** UCI ProTour – серии соревнований, проводившиеся Международным союзом велосипедистов (UCI).