Авторизация

Email
Пароль
21 апреля 2015
Александр Кравцов: «Я понял, что жизнь бесконечна»

 

Александр Кравцов, Президент группы компаний «Руян», создатель и владелец бренда «Экспедиция», дал интервью в преддверии Нестандартного предпринимательского форума «Бизнес и Жизнь: Перезагрузка», где он проведет мастер-класс «Обменоспособность».

 

Беседовал Александр Базанов

 

БК: Александр! Вот я так с места в карьер: скажи, пожалуйста, что такое «Обменоспособность»?

 

Александр Кравцов: Обменоспособность – это когда у одного есть ресурс, равно неработающий актив, и у другого есть ресурс, равно не работающий или слабо работающий актив. Когда эти люди вырастили между собой коммуникацию: в идеале – доверие, не в идеале – договоренность о совместном владении, или использовании результатов того, что есть эти два актива, и совершили некое действие. И все у них получилось. Вот это обменоспособность в утилитарной форме. А если между людьми вспыхнуло чувство или взаимная привязанность и они поделились друг с другом своим интеллектом или информацией, или эмоциями – это вторая история. Если эти истории накладываются друг на друга, получается вообще здорово.

 

БК: У тебя есть какие-то примеры?

 

А.К.: Очень много примеров. В Томске недели две-три назад был один маленький бизнес-форум, который делал Чадаев Алексей. Туда полетел наш партнер – Василь Газизулин. И там аттестовали 10 проектов томской молодежи, в том числе была компания «Сибирский знахарь». Это семь парней, которые поселились в одной квартире, по утрам бегают, обливаются холодной водой. Они сделали линейку продуктов, в частности мед из сосновой почки. Василь привез мне этот мед, я нашел, что у него необычный вкус. Управляющая ресторана «Экспедиция» Лера Цуркан тоже попробовала, в итоге теперь все рестораны «Экспедиция» продают продукты компании «Сибирский знахарь».

Я таких примеров могу привести десятки. Важно, что в сегодняшнее бизнес-время эти процессы: а) активизировались; б) они крайне необходимы, поскольку дефицит ресурсов испытывают все, а недоиспользованные производственные мощности, недвижимость, — это общая ценность.

 

БК: А есть какие-то рецепты у «Экспедиции» или у тебя лично, как эту обменоспособность включить или усилить?

 

А.К.: У американцев есть замечательная фраза: «Не начинайте свой бизнес, пока не научились улыбаться». Я думаю, что нужно участвовать в общем информационном поле. Это касается и интернета, и офф-лайновых мероприятий, как, например, форум, который вы делаете. На таких мероприятиях нужно выискивать наиболее интересных для себя людей. Есть народная мудрость: «под лежачий камень вода не течет». Важно пойти на контакт: пожать человеку руку, похлопать человека по плечу, выйти из своей зоны комфорта, где ты в своем кабинете, или в своем коконе. Приехать на встречу, написать кому-то…

 

БК: «Экспедиция» славится своеобразной корпоративной культурой: ваша модель построена на идее «жизнь в виде партизанского отряда». Вот эта идея, насколько она, по-твоему, соответствует стадии развития компании «Руян»? Вам 20 лет уже исполнилось, уже взрослеть пора, а вы все в партизанов играете. Не пора регулярную армию строить?

 

А.К.: Мы первый раз построили «регулярную армию» в середине 97 года.  Семнадцать с половиной лет назад мы ее построили, и шестнадцать с половиной лет назад мы ее разрушили. Потом года за четыре мы снова построили регулярную армию. Правда, наверное, в том, что должно быть сочетание того и другого. У нас есть вполне регулярные структуры. И, на самом деле, партизаны, которые сидят в лесу, варят самогон и изредка пускают под откос вражеские эшелоны, если им не поставлять боеприпасы, это будут так себе партизаны. Это будут скорее «банды Махновцев». У меня один товарищ принимал активное участие в событиях, которые происходили на юго-востоке Украины последние 6 месяцев. Он говорит, что боеспособны те подразделения, которые построили систему – и доставки всех видов ресурсов, и HR-систему. Просто отдельные казацкие подразделения оказались крайне небоеспособны.  «Ой, не любо мне идти в атаку» — сказал атаман. И казаки ни в какую атаку не пошли. Правда – она не в противопоставлении регулярной армии и партизанских отрядов, она в сочетании: одновременно и «партизаны-партизаны» и «регулярная армия».

 

Правда – она не в противопоставлении регулярной армии и партизанских отрядов, она в сочетании: одновременно и «партизаны-партизаны» и «регулярная армия».

 

БК В портфеле группы компаний «Руян» огромное количество брендов, и вы регулярно создаете новые. Почему бы не сосредоточиться на одном, например, бренде «Экспедиция»?

 

А.К.: Все зависит от того, чего мы хотим. Если бы мы хотели  заработать миллиард каких-то условных единиц, то сконцентрироваться на чем-то одном было бы правильно. Но поскольку мы еще и находимся в процессе, и как-то проживаем свою жизнь… Я однажды общался с японцами, топ-менеджерами химического подразделения одной компании. Им было лет по 50. И последние лет 25 они продавали четыре продукта, и больше – ничего. Когда я им рассказывал про нашу жизнь, они, конечно, завидовали дикой завистью. Правда, опять-таки в том, что «и-и»: и увлекаться новым  – тем, что тебе интересно именно сегодня, и оберегать и развивать нечто, созданное ранее. Есть такая древняя игра – Го (японско-китайские шахматы), там есть три главных правила:

  1. Береги свой главный актив;
  2. Максимально быстро захватывай незанятую территорию;
  3. Перед каждым шагом оглядывать доску, со всеми ее шансами.

Я думаю, что так правильно.

 

БК: Александр, наверняка среди ваших брендов есть и «дойные коровы», и «звездочки», и «стартапы», в которые вы вкладываете деньги, и непонятно, выстрелят они или нет. Как вы распределяете свое внимание и ресурсы между своими брендами на разных стадиях жизни? На какой этап вы направляете больше внимания?

 

А. К.: У меня есть два ответа на этот вопрос. Вот есть государство, у государства есть тяжелая промышленность (нефть газ, авиация) и легкая промышленность (кафешки на трассах и т.д.). Понятно, что хорошее государство должно иметь и то, и другое. На стадии «дойных коров» ты доишь тяжелого промышленника, который сейчас дает финансовое топливо;  при этом, естественно, разумно вкладывать в новые, наиболее растущие зоны.

Вторая хитрость в том, что есть люди, более эффективные на стадии «дойных коров», а есть люди, которых хлебом не корми, дай что-нибудь новое начать. И задача в том, чтобы построить экосистему — такой лес, в котором есть и хорьки, и сороки, и жабы, и, черт возьми, комары есть. Но тем не менее это экосистема, которая чем сложнее, тем более устойчива. А чем проще, тем больше вероятность, что она навернется с изменением окружающей среды.

 

БК: Ты себя ощущаешь больше кем? «Доильщиком» или «Стартапером»?

 

А.К.: Я себя ощущаю «поджигателем и вдохновителем» и тех, и других. Причем одних можно вдохновлять одним способом, других по-другому. Хорошая метафора – воздушный шар с корзиной. Соответственно, стартапер – это воздушный шар; а корзина – это то, что не дает ему улететь в стратосферу. Если корзина будет слишком тяжелая – вообще никто никуда не полетит. Если корзина будет слишком легкая – улетит неизвестно куда и зачем. Я себя ощущаю командиром экипажа такого воздушного шара, где умеренно тяжелая корзина и умеренно надутый шар. И мы ищем попутные воздушные трендовые потоки.

 

БК: Ты любишь говорить о важности больших целей. Скажи, пожалуйста, какая большая цель есть у компании «Руян»? И у Александра Кравцова?

 

А.К.: Если говорить про Александра Кравцова, большая цель – это быть одним из создателей России будущего. Я не собираюсь отсюда эмигрировать. Я хочу быть одним из участников процесса, которые меняют жизнь к лучшему. Если говорить о миссии компании «Руян», она интровертная. Она касается кадрового костяка, наиболее ценной части нашего человеческого капитала, и звучит так: наша ладья для наших людей. То есть цель компании «Руян» – обеспечить наилучший возможный образ жизни для своего костяка. Сюда входят и материальные, и нематериальные вещи.

Если говорить про «Экспедицию», то ее миссия – будить веру в живое и настоящее. Наш президент часто цитирует Ильина, а у Ильина основная идея – это сочетание духовности и прагматичности. На мой взгляд, сочетание успешности и романтизма созвучно этой мысли, и я думаю, что это очень правильно.

 

Я хочу быть одним из участников процесса, которые меняют жизнь к лучшему.

 

БК.: Когда ты говоришь про лучшее будущее, которое ты в числе других хочешь строить, у тебя есть образ этого будущего? Чем оно должно отличаться от нашего настоящего?

 

А.К.: Мы сами и наши дети и наши внуки должны больше гордиться своим родом, своей малой Родиной, своей Родиной в целом – своей страной. Я неоднозначно отношусь к тому, что сейчас происходит на Украине, но совершенно очевидно, что целый народ пытаются лишить его прошлого, которым он может гордиться. И крайне прискорбно, что народ на это «ведётся». Мне очень хочется, чтобы мои дети гордились мной, чтобы я подавал им хороший пример, чтобы они гордились общением с моими друзьями, бизнес-историей «Экспедиции», страной. Я думаю, что у нас скорее нация идеалистов, чем прагматиков. Нас за это отчасти не любят, отчасти не понимают. Но я думаю, что миром правят символы, мифы и идеалы, и это очень важно.

 

БК: Ты сказал про духовное. А материальное там что-то есть, в этом образе будущего?

 

А.К.: Безусловно. На самом деле в царской России староверы были самой богатой прослойкой, потому что как раз у староверов обменоспособность была крайне высокая. Они не контролировали друг друга по формальному принципу, поскольку принадлежали к одной общности. Тут нет противоречия никакого.

 

БК: Вопрос по теме форума «Бизнес и Жизнь: Перезагрузка», который будет у нас в конце мая. Были ли у тебя моменты, когда произошла перезагрузка некая, что-то существенно для тебя изменилось?

 

А.К.: За жизнь у меня было два таких момента, очень символичные. У меня день рождения 18 января. 18 октября, за 3 месяца до дня рождения, я попал в очень тяжелую аварию в 2005 году. А 18 апреля три года назад я упал с обрыва высотой 60 метров. Наверное, существенная перезагрузка была после падения с обрыва.  Я получил несколько травм, сложно совместимых с жизнью. Меня это подвинуло существенно в сторону православия. Сейчас в Руян-городе стоит православный храм.

 

БК: То есть какие-то значимые изменения происходили в результате значимых событий, в данном случае трагических?

 

А.К.: Да какие же они трагические! Я сейчас значительно здоровее, чем до падения с обрыва!

 

БК: Хорошо, драматических: когда заглянул куда-то «по ту сторону» и понял, что жизнь конечна?

 

А.К. Скорее я понял, что она бесконечна. И правильно в этом процессе участвовать.

 

БК: Ты у нас выступаешь 29 мая на форуме «Бизнес и жизнь: Перезагрузка». Что унесут с собой люди, которые придут тебя послушать?

 

А.К.: Я думаю, что они унесут собой общий сгусток: смесь информации, эмоций, ощущений, знакомств. И мое выступление в данном случае – одна из составных частей вот этого «шарика». Я думаю, что в идеале ни одна составляющая не должна доминировать. Пение птиц, которое они услышат утром, или энергетика реки, когда ты стоишь на мостике над ней…Это все одно целое. Я думаю, что все будет клево.

 

БК: Спасибо тебе большое за интервью. До встречи 29 мая!

А.К. До встречи!